На теплоэлектростанциях, принадлежащих Ахметову, угля осталось на 10-20 дней

Интересно

ТеплоэлектростанцияЭту цифру назвал руководитель компании миллиардера – ДТЭК – Максим Тимченко на специальной преc-конференции. Эта компания, по разным оценкам, генерирует 25-35% электроэнергии, вырабатываемой в стране. Человек Ахметова также заявил, что компания не имеет средств на закупку угля за рубежом.

Шантаж или предупреждение?

В цифрах объяснение выглядело так: на складах компании есть всего около 370 000 тонн против 1,5 миллиона тонн в предыдущие годы.

— Насколько правдивы оценки гендиректора холдинга? Не шантажирует ли он таким образом Украину?

— Оценка руководителя ДТЭК достаточно реалистична, — считает Дмитрий Марунич, директор Института энергетических стратегий. – Для подтверждения я назову цифры прогнозного баланса Минэнергетики. В нем четко зафиксировано, что в стране нужно создать запас угля в объеме 3,76 миллиона тонн. Фактически на 8 октября на теплоэлектростанциях страны (и государственных, и ДТЭК) есть только 1,7 миллиона тонн, в том числе антрацита – 340000 тонн. Это примерно половина нужного Украине объема. То есть информацию Тимченко неправильно подали. Речь идет не о деньгах, которые нужны для прохождения зимы, а о тоннах угля.

— И что делать?

— Украине нужно импортировать еще примерно 8000000 тонн угля, если добыча на наших шахтах не восстановится. Потому что приблизительно половина ТЭС Украины работают на антрацитовых марках. Ситуация достаточно угрожающая.

Теперь мы понимаем, что, несмотря на разговоры о субсидированнии угольной отрасли, без нее страна не может, потому что не из чего производить электроэнергию. Надо импортировать уголь, хотя в этом случае он будет таким же дорогим, как и наш государственный после девальвации гривны.

— Правда ли, что запасов хватит только на 10-20 дней?

— Есть данные на 1 октября. В соответствии с ними, например, на Трипольской ТЭС, под Киевом, оставалось только 16,6 тысячи тонн угля – на 3-5 дней работы. Сейчас станция работает «с колес» — поступает уголь и сразу загружается.

— Тимченко пугает применением режима минимальной нагрузки. Что это значит?

— Теплоэлектростанции, как могут, экономят уголь, но теперь это возможно делать из-за низкого потребления. И что будет дальше, даже страшно представить.

— А благодаря атомной энергетике невозможно компенсировать потери?

— Доля ядерной генерации уже достигает почти 60%. Раньше такого никогда не было. И это плохо, потому что создает определенные проблемы диспетчеризации системы. Атомный блок может выдавать одну и ту же мощность, то есть, как его запустили на 800 мВт, так он и работает.

Но специфика электроэнергетической системы заключается в том, что эти нагрузки различаются, потому что утром и вечером нужно много электроэнергии, а ночью – мало. Поэтому ядерная энергетика у нас обеспечивает так называемую базовую потребность – гарантированный объем. Раньше это было 47%, сейчас – 55-57%, потому что уменьшилась доля угольной генерации.

Но атомная энергия не способна удовлетворить пики нагрузки. Когда они растут, ядерный блок не может работать более мощно, поэтому у нас использовали угольные блоки. Они могут работать в режиме большей или меньшей загрузки, соответственно, ими можно управлять. Если теперь их не хватит, мы будем иметь дефицит электроэнергии.

Светлана Олейник, «Экспресс», 16 — 23 октября 2014